Дело Калви стало для российского бизнеса чем-то вроде дела Голунова. Кажется, оно близится к концу

0 Просмотры
Издатель
Основателя инвестиционного фонда Baring Vostok Майкла Калви освободили спустя полтора года домашнего ареста. Ему запретили выходить из дома ночью и появляться в его компании «Первое коллекторское бюро» (ПКБ).

Калви и его коллег отправили под арест в феврале 2019 года по подозрению в мошенничестве. Заявление в ФСБ на инвесторов подал член совета директоров банка «Восточный» Шерзод Юсупов. Он утверждал, что ПКБ передала банку акции на 600 тысяч рублей вместо возврата кредита на 2,5 миллиарда рублей.

Сам Калви утверждал, что это уголовное дело связано с корпоративным спором, разбирательство по которому шло в иностранных судах (в первую очередь в арбитраже в Лондоне). По словам Калви, в 2017 году, когда «Восточный» (где у Baring Vostok было 9,99% акций) совершал сделку о слиянии с «Юниаструм банком», владелец последнего Артем Аветисян якобы вывел из него часть денег.

Baring Vostok играет важную роль в истории российского бизнеса. Фонд был одним из первых инвесторов в «Яндекс», а также вкладывался в «Авито», «Иви», «Озон», Profi.ru, «Тинькофф банк» и другие компании. Год назад Baring Vostok не стал открывать новый фонд в России из-за «противоречий в российском и международном арбитражном законодательстве» и незащищенности инвесторов.

В новом эпизоде подкаста «Что случилось» корреспондент The Bell Анастасия Стогней, которая следила за делом Калви, рассказывает:

— Кому было выгодно преследование Калви?
— Почему сейчас его отпустили из-под домашнего ареста?
— Как дело Baring Vostok повлияло на российский бизнес?

Категория
Банк подал в суд
Комментариев нет.