Курсовая разница: первые итоги программы помощи валютным ипотечникам

0 Просмотры
Издатель
В России подводят итоги программы помощи валютным ипотечникам, которая завершилась в конце прошлого года. Ею успели воспользоваться более 20 тысяч семей. У должников, которые под льготную программу не попали, но находятся в трудном положении, все равно остается возможность исправить ситуацию. Какие инструменты для этого существуют сейчас и что нужно учитывать тем, кто только собирается купить квартиру в ипотеку?

Если не все, то многие, кто взял ипотеку в валюте, готовы жаловаться на обстоятельства.

Станислав Смагин: "Да, я считаю себя обманутым. Я переплатил почти в два раза".

Любой банкир ответит, что в сделке участвовали две стороны, каждая должна сама оценивать свои выгоды и риски.

Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков: "Когда произошел этот валютный скачок, все проснулись, ой, оказывается мы должны нести в двое больше затрат, чем до сих пор. Дело в том, что вы и платили вдвое меньше. Но вы этот риск брали на себя, вот это основная ошибка валютных заемщиков".

Чувствующий себя обманутым Станислав рассказывает, что все же осилил выплаты за свою квартиру в новом районе, а вот семья Петра разобраться с долгами так и не смогла. История - хоть книгу пиши: 2007 год - взяли ипотеку, 2008-й - первые просрочки, выплата штрафов, попытка перевести кредит в рубли, но госпрограмм реструктуризации тогда не было. В 2012 году родился второй сын, материнский капитал, конечно, употребили в ипотеку.

Пётр Шкода: "В 2015-м году банк предложил выплатить всю сумму".

На тот момент это 8 миллионов долга при стоимости квартиры в 6. Семья решила квадратные метры вернуть банку, банк же разрешил пожить в квартире еще 2 года.

Пётр Шкода: "Потом случилось онкологическое заболевание. Два года прошли в борьбе за жизнь жены. В июле она умерла".

Это случилось прямо накануне выселения. Из-за стрессов здоровье Петра подкосилось, сейчас он сам на грани инвалидности. Мужчина надеялся, что прописанные дети могут стать помехой в сделках по отчуждению квадратных метров. Но юристы уверяют, что с ипотекой это не работает.

Дмитрий Панфилов, адвокат: "Банк никогда не возражает, когда регистрируете детей, но вы собственник с оговоркой".

Хоть бы материнский капитал вернуть, семья была уверена в его неприкосновенности.

Анатолий Аксаков, глава комитета Госдумы РФ по финансовым рынкам: "В данном случае не имеет значения какие средства, банк имеет право взыскать, иначе не даст кредит".

Получается, юридические права несовершеннолетних, защищенные при других сделках, вовсе не так же работают при сделке ипотечной.

Анна Кузнецова, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка: "Не так давно было обращение, связанное с подобной ситуацией, все способы испробовали, остается что - просить социальное жилье? Оно может быть предоставлено, если оно есть. А если нет? Ребенок остается на улице. Это я говорю, чтобы было понятно, насколько бдительным надо быть, когда в залог идет единственное жилье".

По словам юристов, способы подстраховаться, в прямом смысле слова есть.

Дмитрий Панфилов, адвокат: «Как правило, здесь работает и помогает страховка, которую банк требует с вас каждый год. Страховка от нетрудоспособности, от инвалидности и от иных жизненных ситуаций. Я думаю, что это основное средство защиты вас».

Однако даже это средство защиты может не сработать, если в документах ошибка. Пример — история матери-одиночки Татьяны Шевелёвой. Она уже два года на больничном и не может вернуться на работу. Долг по ипотеке составляет 4,5 миллиона, страховая отказала.

Анкета с историей болезни при оформлении полиса уже была заполнена агентом. А когда она сказала, что там не хватает перенесенного в детстве гайморита, гастрита и кисты, агент ответил, что это неважно. Суд встал на сторону страховой: формально предоставлены недостоверные сведения.

Не помогла страховка и семье Петра. Жена заболела уже после того, как была написана отступная на квартиру. Его адвокат надеется через суд добиться, чтобы их не выгоняли с квадратных метров хотя бы до совершеннолетия детей, но шансы малы.

То, что семья Петра не смогла попасть под льготную программу реструктуризации, скорее, стечение обстоятельств. Однако она уже помогла 20 тысячам человек снизить выплаты. Сейчас программа закрывается, но глава комитета Госдумы по финансовым рынкам обещает, что тех, кто под нее не попал, не оставят.

При этом все еще действует льготная ипотека для семей с детьми, собственные программы банков по реструктуризации и ипотечные каникулы, введенные этим летом. С их помощью можно уменьшить или приостановить выплаты на полгода тем, у кого на 30% снизился доход или если человек остался без работы.
Категория
Адвокат по кредитам
Комментариев нет.